Sergey Kalenik (shlyahtich) wrote,
Sergey Kalenik
shlyahtich

Как я ездил волонтером в #крымск



В среду я встречался с продюсером дома2 на предмет добавления в их шоу новых персонажей из интернета. Пол часа спорили за деньги ли пел боб марли – я говорил что нет, а михайловский настаивал:
– ну может быть только на первом этапе, но потом-то за деньги!
- Нет, не за деньги! И блонди не за деньги, и джаггер!
- Но деньги-то они получили.
- Конечно, это ведь неотъемлемый атрибут поп-культуры, но наврятли битлы стоя перед ревущим стадионом думали о прибыли – в таком случае они не стали сравнивать себя с иисусом, а тихо считали купоны.



Как все уже знают, в итоге в дом2 пошел sumerk и зажигает там по всем заветам контр-культуры. Вплоть до драки в лошадином навозе (откуда он там взялся после ухода собчак?). Еще один рассказ Дани Шеповалова реализовался в жизни. Я в общем сам хотел пойти, но по пути выяснилось что я ни разу не смотрел дом2 и просто не смогу как следует стебать там всех хомячков, по этому заменять меня пойдет более осведомленный блоггер.


Минута славы с Костей Рыковым.

Внутренне порадовавшись отмене своей поездки я позвонил Тане Стычинской сходить ночью в парк горького на премьеру Железного Неба. Не знаю можно ли сейчас снять что-то более нецензурное и при этом вывернуться так, что бы хорошие нацисты в конце победили… Но до кино мы в тот вечер так и не дошли - кстати, Таня, за тобой должок! :)

На следующее утро мы уже были в шереметьево, где мама оппозиционера Мити Алешковского сажала всех записавшихся на самолеты до краснодара, волшебной телеграммой выбивая нам места. На удивление не было никакого совка – никто не требовал что-то доказать или показывать бумаги – услышав что мы летим в крымск, нас пропускали вне очереди.



Мы конечно с таней так увлеклись в баре (ждали пол дня все же), что опоздали на свой самолет и вылетели только в пять часов вечера, зато бизнесс-классом. Оказалось быть волонтером – почетно и престижно. Надеюсь это лично навальный в совете директоров аэрофлота пробил для нас квоту, ведь если он этого не сделал, то я готов подписаться под словами Алены Поповой – так много кричать о благе России и не пошевелить и пальцем когда дошло до дела, это слив больший чем нынешний имидж РПЦ.



Поскольку в краснодаре мы уже опоздали на волонтерский автобус, до крымска пришлось взять такси за 2500. Еще тысячу я отдал за коньяк и колу (мало-ли что нас ждет впереди). Добрались до крымска мы аккурат к темноте – первое же что нас встречает – полностью смытый город, дороги хоть и рассчищены но покрыты грязью, на обочинах кучи мусора, частные дома большей частью разрушены и повсюду сотни и армейских грузовиков и фур с гуманитаркой. На каждом перекрестке гаишники со всего юга россии – но никто из них не знал как добраться до парка Тельмана, по этому до самого лагеря мы добрались ближе к полночи.


Кто на майке?

Первое же что бросается в глаза – грязь на знаках и указателях. Представьте себе указатель «Крымск» на трех метровой высоте, весь в иле. После чего оглядываешься и видишь что все дома от земли до второго этажа покрыты грязью от селевых потоков. Не совсем приятное ощущение – понимать что еще недавно весь этот город был на трехметровой глубине, под слоем грязи и ила.

Лагерь представляет собой центральный парк на высоком холме – в нем несколько секторов – 60% занимают всякие «нашисты» - проправительственные молодежные организации и переброшенные с селигера смены молодежи. Кстати как переброшенные? Большей частью все они добирались на поездах и за свой счет – по 36 часов. Не понимаю, почему нельзя было сделать это организовано. Еще процентов 20 занимали радикальные политические ребята вроде команды Паши Нациста – оставшиеся 20 приходились на разных оппозиционеров. Всего человек 400. Лагерь был один – но кухни, склады, генераторы и руководство у всех разное – причем приехавшие волонтеры могут вписываться куда захотят – нам с таней предложили палатки во всех лагерях куда мы заходили в поисках знакомых. Еще был #добрыйлагерь где-то на окраине, его я видел только проездом – там еще человек 100.



В итоге решили вписаться по центру у Антона Смирнова, как и положено офицеру запаса он сразу же дал рекогносцировку: Работы много, лопат и сапог в достатке, еды хватит на месяц, в лагере каждый делает что хочет, из развлечений только ассамблея в оппозиционном лагере – каждый вечер они там собираются и проводят выборы с голосованиями, поугарать над этим приходит весь лагерь.



Я спросил почему так плохо освещается ситуация в крымске в сми и особенно соцсетях – какого хрена там отсвечивает только Алена попова целыми днями бегающая по инстанциям и ничего не делающая? Она же вообще стартапами занимается, че ее сюда занесло? Антон отсмеялся и спокойно ответил, что завтра я сам все пойму. Просто есть люди которые работают, а есть те что пишут в твиттер – сочетать это, увы, невозможно. Про твиттер я кстати понял довольно быстро – фотографировать мне совершенно не хотелось, когда хрупкие девушки копают ил и упаковывают в мешки мертвых куриц, стоять рядом и просто фоткать было как-то не с руки.



По словам Антона у оппозиционеров работают только двое – Лиза Алерт и команда Вани Сволочи, остальные заняты непонятно чем – вчера он зашел к ним на ассамблею, те сказали что сегодня расчистили дом от ила – Антон ребят похвалил, но не стал говорить что вообще-то все остальные расчищают их по 15 штук в день.

Но о политике еще потом вспомним, благо все приезжают работать – занятий для волонтеров ровно три. Раскапывание домов, уборка трупов животных и разгрузка гуманитарной помощи. По сравнению с раскопками все остальное это отдых. Я попросил направить меня в эпицентр наводнения и дать самую тяжелую работу – утром мы сели на выданные краснодарским краем мопеды и повезли воду на улицу троицкая – это в низине у реки и там дома залило по крышу и основное количество погибших пришлось именно на советскую и троицкую улицы.



Эта бабушка живет с дедом-инвалидом первой группы, и сын предупредил ее о наводнении – по этому она надежно заложила окна подушками, а сама решила отсидеться в ванной – но стоило ей выйти из комнаты как в дом ударила волна – выбила окна, выломала двери и вынесло бабушку на улицу, где она чудом зацепилась за дерево где и просидела до утра, по соседи не сняли. На удивление выжил и дедушка – его на завтра нашли плавающим под потолком на своем ортопедическом матрасе. По этому нас особенно просили найти в иле иконы которым бабушка очень благодарна.

Сам дом выстоял, но теперь все помещения по колено заполнены вязким густым илом. Выносить его можно только в ручную – берем лопаты, ведра и тоскаем. Жара плюс сорок, запах от ила можете себе представить и ладно бы сам ил – но он перемешан со всеми вещами что были в доме (+ обязательно острое битое стекло внутри) и копать его просто тяжело. Но после ношения ила в ведрах быстро понимаешь что вообще копать это отдых и занятие для девушек. Таня вот почти в одиночку раскопала целую комнату, а вообще на дом у нас ушло где-то два дня. И то на второй день наш интузиазм иссяк, когда к бабушке пришли какие-то молодые ребята-родственники и вместо того что бы помочь нам с тяжелой работой стали копаться в саду – мы просто все бросили и пошли на ужин.



Хотя был и смешной момент – когда мы уже собрались на обед, к нам доехали наконец журналисты с ТВЦ –пришлось снова одеваться и идти копать на камеру, особенно им понравилась перемазанная в грязи Таня – я им только в машине сказал, что она редактор моды в журнале glamour :)

Если говорить о городе в целом, то разрушения как после войны – уцелели только районы на возвышенностях, все остальные либо смыты либо залиты по второй этаж. Естественно все машины, скарб и домашний скот уничтожены. Магазинчики и административные здания на первых этажах просто выкорчеваны, такое чувство что поток воды их выламывал из зданий. Глядя на искорёженные и смятые жигули остается только удивляться как в этом аду смогли выжить люди. И уж совсем руки не поднимались это фотографировать - хотя журналистам тут работы хватало - на каждой улице можно найти идеальный кадр дома с выломанными стенами, рядом сломанный сайд, перевернутые жигули, на переднем плане сидит рыдающая в грязи женщина, у нее в руках грязные фотографии близких.



Кстати самым большим челенджем в Крымске все время было найти магазин с работающим холодильником – холодная кола всегда была очень кстати, в городе почти не осталось холодильников – приходилось искать немногочисленные магазинчики на холмах – так получилось, что все центральные улицы и людные места в крымске были в низинах и от них мало что осталось. Я однажды потратил пол часа на ее поиски – в центре города стоит большой гипермаркет, но он расчищен только на половину и заставлен всякими консервами и крупами – холодильники естественно залило и они не работают.



Но больше всего проблем создают мосты – город небольшой, всего тысяч 50 человек, но мосты посмывало и добираться везде долго – вместо десяти минут тратишь пол часа на обход – работает всего один мост и тот на половину завален кореньями просто гигантских деревьев – мчсники их пилили все время пока я там был и никакого результата.



Если говорить о действиях властей, то у меня нет к ним нареканий – после наводнения делали все что было возможно. Местные рассказывают что ситуация была патовая и многие погибали уже пережив ударную волну – видишь тонущих детей на другой стороне улицы, но бурлящий поток не позволяет до них добраться, на глазах моего собеседника двое ментов плюнули и попытались доплыть на лодке – но поток их перевернул и они оба утонули.


Власти, спасибо мы бомжи! - эту надпись сделали и закрасили сами жители. Властям не до нее.

А вот администрацию за халатность не ждет ничего хорошего. Следственный комитет на третий день как сошла вода провел эксперимент - по городу ездила машина и в громкоговорители предупреждала что идет вторая волна наводнения. 95% жителей покинули город в течении часа – это говорит о том, что никакого оповещения о наводнении вообще не было. Тоже самое говорят и местные жители – было оповещение о наводнении в новороссийские и геленджике, а в результате вся вода пошла на Крымск.

Думаю метеослужба могла дать не верный прогноз, но общее впечатление – полный шок от объемов воды в городе – вокруг нет никаких гор, ущелий и больших рек – откуда взялось столько воды совершенно непонятно. МЧСники с которыми я говорил, считают что крымску просто не повезло – на него выпало чудовищное количество осадков и поделать было ничего нельзя, это не прорыв плотины и не закупорка сливов – вода была повсюду и с ней уже ничего нельзя было поделать.


Раздача гуманитарной помощи - та еще работа


Сейчас перед властями стоит еще более трудная задача – не допустить закрытия района из-за инфекционной опасности. Это всегда становиться острой проблемой через неделю после стихийных бедствий – на жаре мертвые животные и грязный ил становятся крайне опасны. По этому медиков в крымске было действительно много – по дворам каждый день ходили девушки предлагавшие медикаменты и прививки, в каждом районе можно было встретить машины медицинских служб, ну и еще в крымске при мне уже разгружали солдат химзащиты – на случай если вспышка все же произойдет. Думают именно из-за этой опасности Путин и приказал усилить группировку войск.

Кроме тяжелой физической работы есть в волонтерстве и приятные стороны, по большому счету это как наркотик – многие ведь подсаживаются и ездят волонтерствовать на все крупные ЧС. Описать в чем тут драйв сложно, но знаете, если винтовка рождает власть, то так же ее рождает и шанцевый инструмент. Когда Германии запретили иметь армию – немцы выходили на парады с лопатами и сажали деревья, что производило еще более устрашающее впечатление.


Таня надеется попасть в душ без очереди

Быть волонтером означает быть на передовой, каждый приехавший сюда – герой, и в его руках сосредоточена огромная власть. Ведь если бы кто-то из волонтеров не приехал – никто бы не сделал за него эту работу. Мы на седьмой день нашли в разрушенном доме бабушку, которую придавило балкой и она тихо ждала смерти всю неделю – если бы не волонтеры ее бы никто не нашел. Если ты не сделаешь какую-то работу ее никто не сделает за тебя – нас было пару сотен, а заявок на помощь в штаб (пластиковый столик на входе) каждый день приходило 300-500 штук.

Это чувствуется в каждом дне и на фоне такого противостояния жизни и смерти любые политические вопросы отходят далеко на второй план – оппозиционеры и нашисты после ужина собирались вместе и смеялись над политикой, потому что все понимали, что это полная ерунда и лишь риторика – в лагере как нигде было очевидно, что нет между молодыми патриотами разницы – все мы хотим лучшего будущего для России. Нашисты слишком прагматичны и больше делают чем обсуждают, либералы отличаются наивностью и мечтательностью, радикалы – узостью взглядов. Нашисты срывали с бутылок воды наклейки единой россии, нацики поднимали имперку и ходили с татуировками свастик, оппозиционеры надевали белые ленты и устраивали факельные шествия, но все это выглядело какой-то нелепостью. Имхо время идеологий и политики прошло, пора бы заняться делом. В экстренной ситуации мы все оказались вместе и работали эффективнее чем государственные службы, без всякого руководства и команд свыше.


Маша Сергеева и Кариша милуются

Почему же нас объединяет лишь общее горе? Неужели ситуация в которой оказалась наша страна сейчас не большее горе чем наводнение в провинциальном городке? Мы молоды, умны и сильны – но какой след мы оставим в истории? Станем ли мы очередным потерянным поколением или сможем переломить ход истории? Ведь веер вариантов не так велик – наши предшественники не справились с простейшим делом – создать двухпартийную систему и действующий механизм государственной власти. Поколение «нулевых» оказалось пустышками сдавшими все за небольшие деньги – у власти сейчас какие-то странные левые люди слабо представляющие как они там оказались.

Посмотрите на репрезентативные фигуры нулевых - минаева или багирова – это баловни судьбы оказавшиеся на политическом олимпие. Что бы о них не говорили, но это лучшие люди страны и герои целого поколения, это виктор цой и джим морисон нашего времени. Других у нас нет. И что они сделали – минаев вел ток-шоу в прайм-тайм на ведущем канале, багиров стал доверенным лицом президента, читает лекции на селигере. Выше просто некуда – и что?


Обычная улица в цетре города

Теперь наша очередь выдержать испытание времени – сможем ли мы сделать то, что не смог Сурков с Путиным? Сможем ли мы начать диалог и построить нормальную политическую систему госуправления? Нас никто этому не учил, мы не знаем что делать и не у кого спросить совета. Так получилось, что на дворе 2012 год и мы – самые умные и опытные люди страны. Все, друзья, мы и есть взрослые – на нас смотрят 140 миллионов и все надеяться что мы выведем их на свет. Может быть это не самое приятное чувство, но бежать от него просто некуда. Готовы ли мы забыть о карьере, деньгах и корысти ради общей мечты о великой России? Я не знаю, но в Крымске мне показалось что мы были рождены для этого и в противном случае наша жизнь будет прожита зря.



Я видел это в глазах Маши Сергеевой, Антона Смирнова, Тани Стычинской, Алены Поповой, Паши Фашиста, Вани Сволочи, Натальи Водяновой и сотен других волонтеров. От величия до забвения всего один шаг – сейчас нам выбирать в какую сторону его сделать. Хотелось бы верить, что наше поколение не ошибется с выбором.

Крымск отчетливо показал что нам есть на кого опереться – наш народ велик и непобедим. Это кажется напыщенным бредом, но истории увиденные мной в крымске исключают всякие сомнения. Что тут можно сказать когда ты видишь 30 летнего парня который порвал все сухожилия на руках, но держался до конца и спас семерых детей? Никаких вопросов зачем ты здесь и что делаешь.



Или еще более забавная история – в лагерь пришла бабушка с проблемой – так и так ребята помогите. Ну мы поехали – оказалось в двухэтажном доме с узкой деревянной лестницей на втором этаже сидит огромный 400-килограмовый боров (я таких и не видел в жизни) – его занесло волной на балкон и теперь никак отттуда не снять – по лестнице он не проходит, в ручную его просто с места не сдвинуть, не то что поднять. Пришлось ограничиться моральной поддержкой – дед, сколько у тебя живности было? Ну гуси-куры… Килограм на 100? Ну вот, видишь – тут одного мяса на пол тонны, ты в выйгрыше!


А вообще крымск вот такой

Если говорить о впечатлениях, то больше всего мне запомнилась обратная дорога. Обычно все кто приезжает на пару дней срываются, бросают работу и остаются на неделю, но я решил для очищения совести спросить вечером у Антона можно ли улететь в москву, а то там работа ждет, нельзя так распиздяйничать. Он сказал никаких проблем – в полночь из геленджика летит борт МЧС, подойди к насте она тебя включит в список пассажиров. Ну, надо ломиться раз небеса благоволят.

Взял с собой несколько оппозиционеров кто хотел поехать в москву, тормознул местного и мы поехали. Оставалось примерно два часа до рейса, но Магомет обещал успеть – какие еще деньги? Сергей ты что совсем дурак? Я тут всех знаю, довезу через нефтебазу – успеем. И действительно – довез через гигантскую нефтебазу о которой мне рассказывали в оппозиционном лагере якобы крымск затопили что бы спасти ее и нефтеналивной терминал в новороссийске. Но я не думаю что управление селевым потоком было во власти чиновников – пока мы ехали я видел целые ущелья размытые потоком и только тогда понял масштабы произошедшего – представьте себе ущелье размером в несколько километров только что вымытое тысячами тонн воды – это довольно странное чувство собственной ничтожности на фоне стихии.



В общем пол часа рамсов с охраной и нас пропустили через нефтебазу – это просто огромные нефтеранилища на горах и отличный ночной вид на новороссийск – самый красивый пейзаж, что я видел в России. Даже хорошо что айфон давно разрядился к этому моменту - предать эту панараму на фотографии было бы невозможно. В аэропорт мы успели за 20 минут до полуночи, только вот в самом аэровокзале не оказалось никого кроме пары охранников – пару звонков руководству местного мчс и руководителю полетами и мы узнаем что борт с летающим госпиталем Путин неожиданно приказал отправить в Челябинск, а нам остается сосать лапу до пяти утра, когда прибудет первый гражданский рейс.

Тут же приезжает Ваня Сводочь на своих четырех хаммерах и мы решаем разбить лагерь прямо на парковке - а сами идем на набережную в паре километров как следует зажечь. Мой коньяк и пару баклашек вина оказываются как нельзя кстати. Я так не напивался никогда в жизни – помню только как местные просили нас не плавать в море тк там кишечная палочка, на что мы могли лишь хохотать – после недели уборки гниющих трупов наврятли соленое море могло нас напугать. Все просто на пирсе разделись и прыгнули в море кроме меня, ведь нас с таней еще в аэропорту начали стебать что мы едем словно на курорт – в шортах и майках. Но я явно не зря взял с собой плавки – единственный на пирсе я потребовал прикрыть срам и нырял уже в плавках.


Ваня собственной персоной

Потом мы собрались в круг и решили провести "психотехику" – каждый спокойно рассказывал что его бесит и раздражает в этом ЧС. Все жаловались кто на что – кому-то не нравилось что пострадавшие ведут себя не адекватно – кто-то падает в ноги и благодарит за помощь, кто-то наоборот выходит с вилами и обкладывает волонтеров матом. Репортер с ОРТ рассказывал как снял крупным планом айфон Ткачева во время разговора с Путиным и там никакого разговора не было – после того как это поставили в эфир ткачев сразу же написал прошение об отставке, тк ВВ не любит когда с ним шутят такие шутки. Уныло слушать истории как цигане набивают рюкзаки гумантаркой, а чудом выжившие люди от всего отказываются и берут лишь пару банок тушонки.

Потом мы вернулись к аэродрому и просто разбили лагерь на парковке – для девчонок скинулись и сняли квартиру, а сами просто завалились спать на пенках прямо по среди парковки. Часов в восемь утра меня разбудил директор аэропорта, но узнав что мы волонтеры принес извинения за беспокойство, попросил перенести вещи с проезжей части и обещал посадить нас на первый же рейс. Из-за распоряжение Путина усилить группировку, в геленджике уже с утра каждые два часа начали садиться ил76 мчс с сотнями курсантов на борту – девчонки конечно просто визжали от восторга :)


Дали порулить

Капитан одного из илов любезно согласился подбросить нас до подмосковного Раменского и еще взять на борт четыре наших джипа. Не знаю почему, но в грузовом ИЛе мне лететь было куда приятнее чем в бизнес-классе боинга, во всяком случае спалось мне там отлично – лучше было только на парковке геленджикского аэропорта.


Приземлился стариком

Впервые москва показалась мне тихим провинциальным городом где никто никуда не спешит. Не знаю почему, но мне совсем не хочется писать о всем произошедшим – неделю не мог сесть за этот пост, и сейчас когда заканчиваю его, то думаю о том что эти пару часов я с гораздо большим толком мог потратить там, в крымске, среди руин и добровольцев. Но вдруг этот пост сподвигнет кого-то в следующий раз не остаться в стороне? Как знать.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments